16:21 

Анкеты.

Исток-Дельта
Под словом "анкета" я подразумеваю жизнеописание вашего персонажа, или историю произошедшую с вашим персонажем. Никаких строгих рамок написания налагать не стнау, но уточняющие вопросы задавать буду. А так же урезать излишнюю начальную понтовость. Основные переговоры относительно персонажей будут вестись в у-мыле, в сообществе желательно оставить один окончательный вариант.

@темы: Анкеты

URL
Комментарии
2010-10-05 в 12:36 

Sfajra
"The quieter you become, the more you are able to hear..." (c) BackTrack
Тайрин, барда-полуэльфка, рыжая. Если коротко описывать взялся бы кто этот комок недоразумений - описал бы этими четырьмя словами. При чём последнее - выделил бы особо. Потому что она... рыжая. И характером тоже. Наглая, задиристая, бесшабашная, с инстинктом самосохранения стремящимся к нулю. Искренне и всей душой любит эту жизнь, и считает, что тратить её на унылое просиживание порток в уютном домике - расточительство.
Мелкая не помнит себя лет до пяти, а дальше - помнит ворчание и неспешную поступь здорового чернокудрого мужчины, который называл её "дочь" и "заткнись, наконец!". Помнит сухие, узкие ладони тихой светлоглазой женщины, чей передник был расшит алыми петухами, и которая называла её мягко и звеняще - Тайрин, или Тай. Вообще, об этих двух людях девчонка до сих пор - самого лучшего мнения, потому что объективно - они отнеслись к ней удивительно по-человечески. Просто повезло. И им - найти свёрток с уже сипящим от сорванного криком горло младенца, и ей - оказаться в тёплом и уютном доме. Ни мать-эльфка, ни отец-человек не хотели оставлять вот это себе, вот и решили избавиться самым простым и расхожим методом - чужими руками. Ну правда, кому захочется брать себе ещё один голодный рот? Существовала огромная вероятность того, что мелкую просто придушили бы, или заспали. Но - нет... не просто вырастили в тепле и уюте, но ещё и ухитрились дать изрядную толику немножко неуклюжей - зато искренней любви. Посему - нет в девчонке ненависти к людям, а эльфы... те, с кем она встречалась до сих пор - а уж за тридцатый годок перевалило, да только выглядит шельма рыжевласая едва ли на восемнадцать, - вели себя на диво ровно. Либо - им просто было наплевать, либо - нрав барды просто не оставлял возможности проявить презрение... шумливая, но умилительно жизнерадостная. В любом виде.
Да, вот, что касается навыков да умений... на лютне играет - да так, что заслушаешься, и поёт - замрёшь на месте. Этому научилась у бродячего менестреля, собственно, с которым и улепетнула из отчего дома, в возрасте четырнадцати лет. Почему? Потому что, как и было сказано - не могла она сидеть сиднем, прясть, коз стричь-доить, да огород возделывать. Плохо ей было первых годика три, плакала, бывало, ночами, маму во снах звала - да стерпелось. Привыкла. Потому что коли выбрала себе дорогу - иди по ней, не отступай.
Истоптала пыли дорожной - не счесть сколько, видела не один город-страну, не один народ... случалось и Пустынную Ночь видеть, и в дремучем лесу под корягой ночевать, и паутину подземельную из волос выбирать... выносливая девка, но нетерпеливая. Очень уж ждать не любит... но "не любить" и "не мочь" - разные вещи.
Ножиком длинным, разбойничьим владеет лихо, да и коли в руки дать мечик короткий - орудовать оным сможет вполне - во имя спасения шкуры. Ножиком ещё папка учил драться - ну так, скорее дичь четырёхногую, чем ту, что на своих двух ходит, да команды злым голосом отдаёт, но девчонка достаточно быстро и по случаю навыки адаптировала под вторую необходимость.
Как маг - Тай плоха... потому что не обучал никто, а способности есть. Может быть - неплохие... но только кто это знает? Сама она, как максимум, может костерок зажечь, да сама согреться... видимо - к огню да ветру склонность есть. А как иначе - с такими волосами-то, да буйным нравом?
Травки ещё знает лечебные да ядовитые, то для путешественника самое то, а иначе можно и ноги протянуть в каком-нибудь овражке.
А ещё Рыжая чует... ложь, опасность, радость... эмпат, проще говоря. Это у неё врождённое. Почему, собственно, в детстве избежала не единого тумака... просто знала, ощущала, когда уже перегибает палку своими шалостями, да тут же становилась милой и ласковой, на руки лезла, и в глаза своими - зеленющими огромными глазищами смотрела... ну как тут обидишь?
В целом, жизнь протекает так: ни то в подземельях шляться, по заказам толстосумов добывая свитки-предметы старинные, ни то раны зализывать, в этих самых заданиях полученные.

2010-10-05 в 15:43 

Волк.
Он не любит чужих, а своих - и вовсе нет. Ненависть к людям врожденная, к соплеменникам – приобретенная.
Вопреки всем и вся выживает там, где прочие давно протягивают ноги. Так вся жизнь идет – на зло. Всем сразу и каждому в частности.
Как и все молодые оборотни не в меру вспыльчив, строптив и своенравен. Зол и агрессивен почти всегда, кроме случаев, когда спит зубами к стенке. Язвителен, не лезет за словом в карман, говорит то, что думает и из-за этого часто нарывается на крупные неприятности. Впрочем, без пиздюлей, как без пряников. Без адреналина жизнь скучна и сера. Волк не чопорен, не лицемерен, любые способы хороши, когда нужно выжить. И если для спокойной жизни необходимо отрубать головы своим соплеменникам – не беда, он будет собирать свой урожай. Только плати – кто заплатит больше, тот и прав. А в чем он прав, это дело десятое. Миру плевать на волка, волку плевать на мир – у него свои правила и своя мораль. И еще посмотрим, кто победит… Ваши ставки, господа!
Сколько он себя помнит, он был именно таким – занозой в заднице социума, поганящей облик своей семьи, как бельмо на глазу красотки. Дерзкий и асоциальный подросток, да еще и вервульф в добавок! Вот уж маме счастье привалило. В 14 лет с ним случилось первое превращение, с того дня небольшой городок, в котором ему довелось расти, взорвался кровавым фонтаном бесчеловечных убийств. Волк сразу знал – нет лучше мяса, чем человечина. Родителей он не любил, но бежал из отчего дома лишь потому, что подозрение наконец пало на него – на нелюдимого мальчишку. С тех пор постоянного пристанища он не имел.
Сколько ему лет? Не скажешь однозначно. Вертикальная морщина меж бровей и густое серебро в черной шевелюре прибавляют ему добрых десять лет, но насмешливые зеленые глаза под тяжелыми надбровными дугами совсем по-мальчишески бросают вызов в них смотрящему. Правильной формы лицо с массивным упрямым подбородком, впалые щеки, покрытые жесткой щетиной, тяжелый взгляд исподлобья не добавляют ему дружелюбия. Неслышная поступь и уверенная хватка добавляют ему опасности. Как он еще жив – не ясно..
Как он оказался здесь? Да если б он знал! Очнулся на краю леса, потянул носом воздух, да и рванул в самую чащу.
Он хотел бы быть, как все – обычным, нормальным, но и обычных не везде принимают, так к чему пустые старания и ложь самому себе?
Он один. Всегда. Он волк. Его зовут Риц.

2010-10-05 в 18:36 

Талифа
У меня с темными силами исключительно светлые отношения!
Талифа.
Гнома, решившая поискать приключений в Дельте.
Низкорослая даже по меркам гномов, коренастая, с пышной грудью, широкими бёдрами и большими карими глазами, привыкшая обращаться с боевым топором и метко бьющая в цель из пращи. Талифе было 32 года. По меркам подгорного народа она едва вышла из подросткового возраста, но уже имела полное право сама принимать решения.
В Дельту её привёл поиск очередного контракта. Гнома была профессиональной наёмницей. Немыслимо! Но так сложилась жизнь.
Возможно, появись она на свет в другой семье и всё было бы иначе...Старшая дочь в семье лекарки и кузнеца, Талифа с раннего детства воспитывалась не так, как её ровесницы. Мать, наделённая довольно не плохими магическими способностями, постоянно держала дочь при себе и старалась передать свои знания, но магия Земли, требовавшая много времени и кропотливого плетения заклинаний, быстро наскучила юной гноме. Девочка старалась больше времени проводить с отцом, который, отчаявшись дождаться рождения сына, потакал всем капризам дочери. На тринадцатилетие он подарил ей первый боевой топор, выкованный специально в расчёте на детскую руку, и начал обучать Талифу боевому мастерству. Такого своеволия община обычно не прощала, но в этот раз даже старейшины смолчали, опасаясь ссориться с матерью девочки, лучшей целительницей во всём подгорном народе.
Всё закончилось, когда Талифе едва исполнилось двадцать пять. Мать умерла родами, оставив после себя двоих сыновей-близнецов. Отец полностью замкнулся в своём горе, а когда прошёл первый шок — обвинил в произошедшем старшую дочь. Мол, если бы она была «как все», то переняла бы материнские способности и смогла спасти ей жизнь. А ещё через год отец женился второй раз. В тот день, когда в дом вошла мачеха, Талифа назвала отца предателем, под корень обрезала косу и ушла из общины.
Единственное, что она умела действительно хорошо — сражаться. И молодая гнома выбрала путь наёмницы. Наука отца пошла впрок, а унаследованные от матери магические способности и те крохи лекарских знаний, которые ей удалось удержать в памяти, позволяли избегать опасностей и быстро возвращаться в строй после ранений. Спокойная и целеустремлённая, она ничего не боялась и сумела доказать своё право быть воином. Работодатели уважали её за надёжность, другие наёмники — за отвагу и строгое соблюдение кодекса чести.
Талифа никогда не бралась за заказные убийства и охрану караванов с краденым, а если наниматель вызывал хоть малую толику подозрений — отказывалась от работы.
На постоялый двор её привёл поиск очередного контракта. И, кажется, сейчас намечалось кое-что интересное...

2010-10-06 в 20:47 

Ги из Подгорода
Персонаж
Карина (Кора) дочь Хельги Злобной.
Оборотень- медведь.
Женщина 25 лет, среднего роста, крепкая, широкая в кости.
Глаза светло карие, почти желтые, близко посажены. Нос прямой, довольно красивый. Губы пухлые. Волосы длинные, заплетенные в косу, темно русые.
Обычно при появлении в городе одета в кожаную куртку, кожаные штаны и домотканую расшитую рубаху. На ногах крепкие подкованные гномские сапоги.

В город приходит редко, торговать шкурками, иногда рыбой или ягодами. Живет в глухой чаще, одна, в старом доме, доставшемся по наследству. Никакого особого хозяйства не ведет, кормится лесом

Вопреки представлениям о нелюдимых свирепых оборотнях (что не лишено истинны) не против посидеть в харчевне с кружкой гномьего пива, послушать новости и всяческие сказки.
Испытывает интерес к механизмам, хотя сама не способна к механике.
Местные жители к ней привыкли, пакостей не творят, но особо и не привечают, поминая действительно злобный нрав Кориной матери. Сама же Карина, довольна спокойна, улыбчива и первая в драку не лезет. Но уж если ее заденут, то за себя заступится.

Любит родные места, но в тайне мечтает отправиться в путешествие, поглядеть на мир, самой убедиться в правдивости историй, рассказанных проходящими путниками.

2010-10-12 в 12:46 

Heirin
хорошего огня!
Ивори. Дракон. Маг-клирик.

От времени вылупления прошло уже несколько сотен лет. Долгоживучи, как и эльфы, но потомства в их парах мало, поэтому чаще живут поодиночке.
Ивори был исключением. Своих родителей любил и уважал. Но случилось так, что встал на крыло и отец благополучно снабдив любимое чадо всем чем знал и впрок частью своего сокровища в новую сыновью пещеру, выпер его из отчего дома с напутствием посмотреть мир, себя показать и навестить далеких родственников, с которыми оборвалась связь вот уже лет сто как.
На том и порешили.
С мамой прощался дольше. Та испереживавшись, одарила сына слезами и напутствиями. А что более ценно, дала в дорогу пару магических артефактов. Один из них скрывал его драконью сущность заменяя ее на ауру чистокровного эльфа, второй прятал драконий магический фон, сводя его до уровня среднего клирика.
Оборотнем дракон естественно не был. Но этот народ был наделен способностью принимать различные облики. Правда первый из принятых обычно и оставался единственным на будущее. Крайне редко дракон умел принимать две и более личины.
Напутствия получены, посох и заплечный мешок собраны. В путь.
Тропа, начинающая свой спуск с гор примерно в середине высоты вышеупомянутых каменных нагромождений людьми и нелюдями издавна звалась драконьим хвостом. Длинная, извитая. И не понятно для кого созданная, что не зарастет никак. По ней то Ивори и спустился к людскому поселению. Аккурат под ненастье, заставившее его принять гостеприимство небольшой таверны. Как большинство из эльфов, длинноволосый, масти серебра с медью. Белокожий парень, по возрасту годный в ровесники человеческому юноше, первую зиму вступившему на путь воина. Но по меркам долгоживущих народов еще юнец юнцом. Добротная удобная одежка, да так ладно сшитая, что словно кожа вторая. Плащ на меху, мягкие теплые сапоги, куртка да туника с исподним. Что еще для счастья надо? Меч на бедре, простой, потертый но верный руке хозяина. Ножи на своих местах, да посох, явно что бы не по голове бить если нужда настанет.
Яркие глаза таили в зеленых темных омутах усмешку и надменность, а улыбка на тонких алых губах играла открыто и беззастенчиво. Спроси кто о чем, отвечу. Но и с любопытного вдвойне вытрясу.
Может судьба? Или рок?

2010-10-23 в 22:02 

Рицу-рё
Следы "грассирующих" пуль (с)
Послужной список Ди Санти изобиловал событиями, о которых лучше упоминать как можно реже. Львиная доля безрассудства была его основным отличием от серого месива полка, однако любые сравнения со львом его не прельщали. Впрочем, только безумцу могла прийти в голову мысль сравнить резкие, отрывистые движения Ди Санти со львиной грациозностью. Казалось он ронял все не ходу и меч, плясавший в пальцах, вот-вот норовил выскользнуть, будто китайская ваза. Эта мнимая неуклюжесть не раз играла в пользу Графа в боевых схватках. Однако, именно особенности пластики сыграли злую шутку с его карьерой – наставником он стать не смог. Никому бы не пришло в голову ставить такого человека обучать новобранцев. Противники бы померли со смеху, только завидев неуклюжую армию. И если у Ди Санти неуклюжесть была мнимой, то у обучаемых новобранцев она грозила перерости в полную неспособность к драке. Поэтому, в 25 он окончательно решил покинуть поле боя, навсегда распрощавшись с любым продолжением военной карьеры. Но не тут то было. Переменчивость ветров заставила его задержаться в армии ещё на тринадцать лет, которые отсчитывались с момента появления Эдуарда Второго.
Отказать человеку с королевской кровью в своей дружбе, означало смерть в социальном плане, а умирать Граф не хотел. Увольнительная была разорвана под пафосное: «это честь для меня, принять твою дружбу».
С Эдуардом у Ди Санти сложились весьма странные отношения. Дружба и наставничество тесно переплелись. Единственный раз у Графа был ученик. Единственный раз у Эдуарда был боевой наставник. И оба никогда не согласились бы повторить этот опыт. Упрямство принца, который захотел перенять технику Графа, было безбрежнее Южного моря. Занудство наставника выбешивало принца до колик в животе. Однако оба выдержали, умудрившись извлечь полезные знания и навыки из этого непростого опыта.
На тридцать восьмом году жизни Ди Санти был позорно сломлен энтузиазмом и глобальными планами Эдуарда. Должность флигель-адъютанта при главнокомандующем была высшей точкой военной карьеры. При желании он мог бы занимать это место до собственной кончины или кончины Эдуарда, но Ди Санти прекрасно понимал, что очень скоро Эдуард запретит ему сражаться по какой-нибудь мнимой причине. Уж очень не хотелось принцу потерять друга в бою, а быть осмеянным армией из-за записи в графе «запрет на личное ведение боевых действий в силу возрастных ограничений» уже не хотел сам Ди Санти. И вот, наконец, он нашел идеальный выход – женитьба.
Бланш была отменной шлюхой с породистой внешностью и не таким уж сильным норовом. Естественно, при объявлении о помолвке, принцу не доложили о прежнем роде деятельности Бланш. Умолчали и о том, что будущего мужа Бланш видит третий раз в жизни. Она собиралась сбежать, как только получит внушительную сумму за такую пустяковую услугу. Однако, незаметно для себя, родила Графу двоих детей и стала называться матерью семейства. Сам Граф тоже сделал несколько открытий. Оказалось, что оставаться одному, без определенных занятий, с титулом и землями, пожалованными принцем, очень и очень скучно. Поэтому он максимально постарался, чтобы Бланш осталась с ним. Искать другую жену, обихаживать её, выбирать наиболее выгодную партию, Графу было лень.
Размеренная жизнь в новом титуле его более или менее устроила. Иногда во взгляде серых глаз угадывалась грусть. Чаще всего так было, когда он чистил свой меч с гравировкой символов, таких же отрывистых и непонятных противнику, как и он сам. Отец графа упоминал, что это след от магического заклятья, но в чем оно проявляется и как заставить его действовать, за свою карьеру он так и не узнал. Шелковые кисти пояса халата напоминали ему завязки боевого плаща. А вот с наручами он так и не смог расстаться, шнуруя облегченную их версию перед каждой утренней тренировкой в саду. Когда выдавалась свободная минута, Бланш любовалась этими тренировками, по-детски восхищаясь, как гармонирует блеск меча с развевающимися на ветру волосами цвета дыма.
И да, Графа звали Сантьяго. Сантьяго ди Санти. И он люто ненавидел любого, кто припоминал эту досадную мелочь. Друзья звали его Тьян, подчиненные – Ди Санти, враги – подстилка принца.

   

Вдоль по реке

главная